Сегодня день памяти старца Ионы

18 декабря 2018 года, исполнилось 6 лет со дня кончины духовника Свято-Успенской Одесской обители, схиархимандрита Ионы (Игнатенко).

В этот день была отслужена заупокойная Божественная Литургия в Свято-Успенском Одесском мужском монастыре, после которой на могиле старца была отслужена панихида.

Он родился 10 октября 1925 года в большой крестьянской семье, в центре советской Украины; ныне это земли Кировоградской области; при крещении был наречён Владимиром, в честь Крестителя Руси…

Старец Иона не раз вспоминал свою маму: «Мне в тридцать шестом году было 11 лет, я был младшим, девятым в семье. В школе нам говорят: зачем молиться, мы сделаем машины, сделаем Днепрогэс и будет коммунизм, все будут равны, все в достатке… Я прихожу домой и говорю: «Мама, в школе говорят: не надо молиться, они сделают рай». Она: «Дети, не слушайте безбожников, надо молиться! Рая на земле не будет… Труд и молитва спасают человека…».

В годы коллективизации семью Игнатенко раскулачили. Старец вспоминал, не осуждая, со смирением: «Все забрали… последнюю коровку. За что раскулачили?! За то, что отец всю жизнь очень тяжело работал?!» В родителях он видел образец супружества: «Мать отцу и отец матери никогда не изменяли, потому что были с Богом…»

 

О его жизни известно, как это ни покажется странным, не так и много. Некоторые сведения противоречивы. Он окончил четыре класса, дальше учиться не имел возможности. По мирским меркам он был человек необразованный. Но о людях старец знал больше, чем мог сказать. Это осознавалось позже.

В молодости он работал в колхозе трактористом, однажды от изнеможения уснул за рулём. Трактор ехал сам по себе. Владимир открыл глаза и увидел перед собой человека – женщину! Резко затормозил, выскочил из кабины. Никого не было. Но под колёсами трактора был овраг. Старец знал – Богородица его спасла.

В поисках заработка он уехал в угольный край, работал шахтёром. Потом переехал на Кавказ, много и тяжело трудился на нефтяных промыслах. Узнав о монахах-отшельниках, живущих в Абхазии, отправился к ним и прожил в их среде, как говорят, несколько лет. Ему снилась мать. Монахи сказали: молится о тебе, тоскует. Он вернулся на Украину. Жил в Молдавии. Был женат. В 1964 году он впервые пришёл в Свято-Успенский Одесский монастырь. В тот год в обители отошёл ко Господу знаменитый старец – о. Кукша (Величко). Владимир хотел стать послушником, его не приняли. Вблизи монастыря, в глиняной горе над морем он соорудил себе пещерку-землянку, жил в ней; говорят, даже перезимовал там. Он разбирался в технике. Монастырь сидел без электричества. Владимир наладил работу дизельной установки. Через пять лет, в 1971 году он был принят в число братии.
Как приходили и приезжали к о. Кукше, так со временем стали приезжать со всего света к о. Ионе. Вокруг него всегда было много народа. К нему на исповедь занимали очередь, порой, с трёх-четырёх часов ночи. Но он, когда не очень был болен (он страдал от болезни ног) часто говорил и с группами людей – и в келье у себя, и на воздухе – на монастырских дорожках.
Интересно, что людям он годами говорил одно и то же – о трудном детстве, о словах мамы, говорил о Серафиме Саровском, не уставал повторять, что совесть дороже миллионов и о том, что тому, кто утратил совесть, легко воровать, клеветать, убивать, грабить, насиловать... 

При всех повторах его разговоры имели, как оказалось, непреходящий, универсальный характер. В его словах каждый человек мог найти лично обращённое к нему. Просматривая сейчас некоторые ролики, выложенные на YouTube, удивляешься, что речи старца, они актуальны, словно б рождены в расплавленной магме сегодняшнего дня. Вот он говорит о вере и вдруг простодушно – о Западе: Надо держаться нашей православной веры, это правильная вера. Исполнять Закон Божий. Закон Божий не нарушается (не переменяется), а закон государства нарушается. На Западе – геенна огненная...

+ 0 -
  • 0
  • 479

Добавить комментарий