Зачем и кому нужна «министр смерти» Супрун

Что вынуждает Гройсмана и Порошенко почти два года держать на должности одиозную чиновницу из США.
3 апреля профильный Комитет Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения признал неудовлетворительной работу исполняющей обязанности министра здравоохранения Ульяны Супрун и согласовал обращение в Кабмин относительно ее увольнения с должности. В вину Супрун вменяется «острая социальная напряженность, которая возникла в связи со срывом программы государственных закупок лекарств в 2016 году», — что, по мнению депутатов, стало следствием ее служебной халатности. Как констатировали члены комитета, международные закупки лекарств оказались сорваны, и за неполных два года украинские граждане вынуждены были потратить на лекарства 6,7 миллиардов гривен — хотя средства на их закупку были выделены государством для медицинского обеспечения больниц.

Впрочем, депутат Ольга Богомолец подчеркивает, что данные обвинения в адрес Супрун явно недостаточны. «Я поддержала проект постановления, но хочу заметить, что поводов для увольнения гораздо больше, и надо разобраться, что стало причиной катастрофы в медицине — профессиональная непригодность и.о. министра или сознательная правительственная политика, поскольку работа правительства в части здравоохранения также была признана Комитетом неудовлетворительной», — написала она на своей странице в facebook.

По словам Богомолец, эта антисоциальная политика повлияла на растущую смертность населения и массовую трудовую миграцию медицинских специалистов, которая особенно усилилась в последнее время. «Вымирание украинцев ускорилось — если в 2016 году количество умерших было на 175 тысяч больше чем родившихся, то уже в 2017 году — эта цифра увеличилась до 198 тысяч», — подчеркивает Богомолец. Одновременно она отметила, что за последнее годы Украину покинуло около 70 тысяч медиков, которые получают на родине самую низкую зарплату в мире, а уровень вакцинации населения упал ниже кризисных показателей 90-х годов — что привело нынешней зимой к человеческим жертвам во время эпидемической вспышки кори.

Государственная программа борьбы с раком оказалась провалена, от чего пострадало около миллиона украинских онкобольных людей — причем, новая государственная программа по борьбе с этой смертельной болезнью не утверждена до сих пор. При этом, счетная палата вскрыла нарушения, которые были допущены Минздравом в ходе реализации проекта улучшения украинского здравоохранения, профинансированного за счет крупного валютного займа Всемирного банка. Нарушения также были вскрыты в организации государственных закупок с привлечением международных организаций, и в использовании средств на преодоление эпидемии туберкулеза. А медицинская реформа Супрун, которая вступила в действие 1 апреля, грозит многократно ухудшить эти и без того мрачные результаты.

«Все это — неполная картина той катастрофы, к которой привело нас всего за два последних года руководство Минздрава… Должны быть еще и уголовные дела, расследование и сроки заключения за уничтожение системы здравоохранения Украины и ее человеческого потенциала», — считает депутат от Блока Петра Порошенко.

Богомолец, правда, забывает напомнить о том, что именно президент Украины предоставил Ульяне Супрун украинское гражданство в пакете с должностью фактического главы Минздрава. А раз так, она должна разделить ответственность за разрушение украинской медицины с первыми лицами украинского государства, которые выступали ее покровителями и закрывали глаза на губительные последствия ее действий на министерском посту.

В чем же причина этой последовательной поддержки? Ведь одиозная фигура Ульяны Супрун давно вызывает резкую критику со стороны самых видных представителей медицинского сообщества и вызывает неприятие у множества простых граждан. Только в последние дни исполняющая обязанности министра шокировала украинцев предложением отказаться от обязательной флюорографии граждан, называя ее устаревшим наследием советской системы. И заговорила о возможности перейти к амбулаторному лечению ранних форм туберкулеза — несмотря на то, что в стране ширится эпидемия этой страшной болезни, которая вышла из-под контроля в результате кризиса и войны.

Естественно, недовольство деятельностью Супрун каждый раз рикошетом бьет по лидерам государства, снижая их и без того сверхнизкие рейтинги. Однако, вплоть до последнего времени Супрун могла позволить себе любые скандальные инициативы. Каким бы не было недовольство ее политикой, она полностью устраивала Владимира Гройсмана и Петра Порошенко. Потому, что они имели возможность продавать Западу миф об «успешной медицинской реформе», которая проводится в жизнь под руководством американской специалистки — и эти рассказы очень нравились в Госдепе и в МВФ. А, во-вторых, исполняющая обязанности министра активно форсировала политику экономии, к которой и сводится вся деятельность нынешнего правительства. Да еще делала это под ритуальные камлании о «поганом совке» и едва ли не ежедневные славословия в адрес Бандеры — что, в общем, превращало ее в идеального министра Кабмина, идеология которого отстраивается от фанатичного национализма и неолиберальных реформ.

Тем не менее, новая атака на Супрун позволяет предположить, что она постепенно превращается для власти в классический чемодан без ручки. С мест уже начали поступать первые жалобы на разрекламированную, но откровенно провальную и губительную для страны медреформу. А это дополнительно ослабляет позиции Супрун, повышая ее уязвимость во внутреннеполитической борьбе, которая подковерно разворачивается сейчас в украинских верхах — между двумя главными покровителями «украинской американки».

«На фоне творящегося бардака сам гарант пассионарно увлечен операцией по снятию премьера Гройсмана. Сценарий очень простой: на правах одного из субъектов формирования коалиции, БПП настаивает на отзыве из Кабмина четырех министров своей квоты: Данилюка, Супрун, Насалика и Кутового. И если попрощаться с Насаликом и Данилюком Гройсман сам бы рад, а Кутовой написал соответствующее заявление еще больше года тому, то Ульяну Супрун Владимир Борисович защищать станет до последнего», — написала об этом на днях главред «Левого берега» Соня Кошкина.

И действительно, комментируя решение парламентского комитета, Ульяна Супрун первым делом отметила, что она получила личный звонок поддержки от премьер-министра — который, по всей видимости, планировал задействовать свою подчиненную в самостоятельном политическом проекте на предстоящих выборах. Ведь это добавило бы ему реформаторского имиджа и позволило заработать дополнительные очки в соперничестве за поддержку США.

Однако, очевидно, что Супрун рассчитывает в борьбе за свой пост не только на Гройсмана. Вечером 3 апреля ее заметили в зале суда, который определял меру пресечения для националиста Ивана Бубенчика, обвиняемого в убийствах сотрудников МВД во время кульминационных событий Евромайдана. Очевидно, что исполняющая обязанности министра здравоохранения пытается заручиться поддержкой ультраправой улицы. В июле прошлого года неонацисты из группы С14 с угрозами разыскивали профсоюзного активиста, который участвовал в организации протеста возле Минздрава, а представители патриотических сообществ последовательно травили авторитетных медиков, которые позволили себе критиковать медреформу.

Опираясь на этот ресурс, Ульяна Супрун может шантажировать Порошенко с патриотических позиций, конвертируя в политические дивиденды свою любовь к Степану Бандере. И это будет стоить украинскому здравоохранению новых больших потерь.

+ 0 -
  • 0
  • 30

Добавить комментарий