Безопасность вакцинации от COVID должна быть доказана в течение 50 лет

Маркевич Валентина Владимировна является президентом фонда онкобольных детей, врачом с многолетним стажем, кандидатом медицинских наук и в данное время готовится к защите докторской диссертации. С ней, как с высококлассным специалистом в своей сфере, мы поговорили специально для журнала Cabinet Boss. Валентина Маркевич поделась своим мнением о медреформе и пандемии коронавируса, а также о том, стоит ли вакцинировать всех подряд и какие могут быть последствия.

Поделитесь, пожалуйста, как президент Ассоциации докторов МОЗ, своим мнением относительно пандемии?
Мы столкнулись с такой проблемой, когда невозможно качественно оказать медицинскую помощь. В принципе коронавирус не так страшен сам по себе, если бы не его высокая вирулентность – и не было бы такого количества людей, которые инфицируются за достаточно короткое время. Именно поэтому медицинское обслуживание во всех странах мира пострадало очень сильно. В частности мы знаем об Италии, знаем о том, что происходило в Испании, когда невозможно было оказать правильную медицинскую помощь с хорошими препаратами, дать кислородотерапию. Фактически люди задыхались от поражения легких за очень короткое время – в течение двух-трех недель. Поэтому вирус не так страшен, но страшна его вариабельность, видоизменяемость, контагиозность, это приводит к тому, что есть опасность неполучения вовремя медицинской помощи, независимо от государства, в котором ты будешь находиться.

Что скажете о медреформе в Украине, которая практически совпала с началом эпидемии коронавируса?
В Украине из-за несостоятельности медицины очень четко прослеживается ситуация уничтожения этой сферы. Мы видим, что реформа, начатая бывшим министром здравоохранения Ульяной Супрун, привела к тому, что катастрофически начали закрываться медицинские учреждения, больницы. Когда началась фаза эпидемии, а с 1 апреля должна была начаться медреформа в стране, мы получили очень тяжелую ситуацию – у нас не хватало инфекционных коек, инфекционистов, эпидемиологов. Это и привело к катастрофе.

Помимо карьеры в медицине, вы также несколько раз баллотировались на выборах. Какие изменения вы бы хотели внести в украинской политике?
Действительно, я несколько раз участвовала в выборах народных депутатов и в местных выборах. Конечно, женщине тяжелее участвовать в избирательной кампании, заниматься общественной деятельностью, ведь подразумевается, что она должна быть матерью и сидеть дома. Но меня поддерживает семья. Я всегда имела возможность баллотироваться, участвовать в общественной деятельности, возглавлять ассоциации, чтобы поддерживать и создавать то или иное направление: в частности, детской онкологии и трансплантации костного мозга, которая в Украине не представлена должным образом.

Есть ли у вас амбиции стать министром здравоохранения? Ведь опыт и профессионализм всегда в почете... Что конкретно вы бы изменили в сфере медицины?
Я не хочу рассматривать вопрос с точки зрения министра здравоохранения, но в свое время как член коллегии Министерства здравоохранения, как общественный деятель я очень активно участвую в решении вопросов, которые происходят у нас в стране. Многое мне не нравится. В частности, медреформа, которую правительство и Президент Владимир Зеленский должны пересмотреть. Президент обещал, что будет страховая медицина, он должен привести это в надлежащий вид. Действительно, страховая медицина будет являться защитой, мы сможем выбрать любую систему здравоохранения – то ли это больничная касса и система Бисмарка, которая существует в Германии, когда каждый человек платит 5,5 % от любой зарплаты, это солидарная система, и получаешь одинаковое со всеми медицинское обслуживание. Английская система нам не подходит, так как она ужасная. Или же мы можем выбрать испанскую Salute, где существует так называемая государственная компания, которая контролирует и оказывает всю медицинскую помощь людям (и онкология, и острые инфекционные заболевания). Государство все берет на себя, защищая каждого человека. Плюс параллельно там функционируют частные страховые компании. Думаю, нам предстоит к этому прийти, и мы никуда от этого не денемся. Та ситуация, которая сейчас происходит и будет происходить с частичной приватизацией государственных больниц,будет очень тяжелой. Но государство также должно понимать, что дети и взрослые, которые болеют онкологией, сердечно-сосудистыми заболеваниями и так далее, должны лечиться бесплатно за счет государственной поддержки. Нужно оказывать немедленную и качественную помощь. У нас хорошие специалисты, и единственное, чего нам не хватает, это человеческого фактора, воли в том, что должно быть обязательное медицинское государственное страхование.

Изъявляют ли ваши дети желание идти по маминым стопам и изучать медицину?
Мои дети не идут по моим стопам. К сожалению, на сегодняшний день профессия медика – неоплачиваемая должным образом. Я обучалась с 16 лет в медицинских учреждениях – это три года медучилища, шесть лет в мединституте, два с половиной года в интернатуре, три года в аспирантуре и докторантуре.
Это обучение, которое происходит на протяжении всей жизни. Мне приходится консультировать многих людей, поэтому я продолжаю учиться. Стажировку я проходила в университетских клиниках Германии, Испании. Увидев опыт западных стран, мне хотелось бы, чтобы наше государство беспокоилось о наших врачах, чтобы оплата врачам была на достойном уровне, чтобы врач не заглядывал в карман больному, а больной получал качественное обслуживание, не оплачивая ненужные счета, рецепты и тому подобное. Конечно же, очень важна воля Президента, чтобы он обратил внимание на этот важный вопрос.

Вас часто приглашают как эксперта в различные рейтинговые ток-шоу. Как вы относитесь к публичности? Комфортно ли вам?
Это правда, меня часто приглашают на различные эфиры, я выступаю как эксперт, как медицинский эксперт. Мне приходится много читать и интересоваться различными сферами деятельности медицины. Я должна ориентироваться во всех направлениях медицины, поэтому я постоянно учусь и читаю, изучаю зарубежную литературу, изучаю ситуацию с коронавирусом.

Есть ли у вас прогноз на самый волнующий вопрос – когда может закончиться распространение вируса?
Ситуация с коронавирусом продержится до следующего года, до октября 2021 года. Есть обнадеживающие факторы, что уже существуют препараты, которые в шестидневный срок излечивают пациента, если он начинает принимать их как только появились симптомы. Фактически за 4-5 дней человек выздоравливает. Именно поэтому есть надежда, что вирус обычно длится до двух лет, и в октябре следующего года должно все прекратиться. И мы забудем все как страшный сон, но мир уже не будет прежним. Мы будем постоянно оглядываться на то, что происходит сейчас.

Как относитесь к массовой вакцинации против COVID?
Относительно вакцинации, которая сейчас пропагандируется, – могу сказать, что я не сторонник этого процесса. Считаю, что безопасность вакцинации должна быть доказана в течение минимум пятидесяти лет, поэтому вынужденная мера вакцинации, которая может быть начата в скором времени, когда будут прививать всех подряд, не даст нужного эффекта. Мы можем столкнуться с понятием цитокиновый шторм, который в результате дает осложнения пациенту. Есть ранние осложнения, а есть отдаленные, когда мы увидим последствия через
5-7 лет, нужно оценивать риски этой вакцинации.
Я все же настроена на то, что жизнь этого вируса будет около двух лет. Мы получим коллективный иммунитет и вирус ослабеет, видоизменится и все будет хорошо.

+ 0 -
  • 0
  • 584

Добавить комментарий